а

Закупка ОСАГО по 44-ФЗ. Подборка судебной практики


Закупка ОСАГО по 44-ФЗ

Небольшая (и не исчерпывающая) подборка свежих примеров судебных кейсов, посвященная закупкам обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (ОСАГО). Использовались только акты судов округа.

1. Волго-Вятский округ.
Дело № А11-9365/2017.

Суть дела.
Шесть участников электронного аукциона не сделали ценовых предложений ниже НМЦК, а один сделал, став победителем. Такой УЗ снизил цену на 0,5 %. Один из проигравших УЗ обратился с жалобой во Владимирское УФАС. Жалоба была признана необоснованной. Истец требовал признания решения недействительным. Суды поддержали УФАС.

Обоснование выводов.
В силу закона о КС установлен исчерпывающий перечень оснований для признаний заявки не соответствующей. Некорректное или недостоверное ценовое предложение УЗ не может быть таким основанием. Положения закона о недостоверности заявки также не могут быть применены, ибо цена в аукционе – не часть заявки.

ООО «Зетта Страхование» в составе заявки, в том числе ее второй части,
представило все документы, предусмотренные аукционной документацией, поэтому у
Учреждения отсутствовали правовые основания для признания заявки ООО «Зетта Страхование» не соответствующей требованиям, установленным документацией об электронном аукционе по основанию, связанному с непредставлением либо представлением недостоверных документов и информации, которые предусмотрены пунктом 3 части 5 статьи 66 Федерального закона № 44-ФЗ.

Кроме того, контроль правильности расчетов страховой премии – вопрос вне компетенции комиссии УФАС по контролю госзакупок.

Контроль за соблюдением требований законодательства о страховой деятельности (лицензируемый вид деятельности) осуществляет Центральный Банк России, а не антимонопольный орган, в связи с этим суды пришли к обоснованному выводу о том, что Управление не вправе давать оценку действиям ООО «Зета Страхования» с точки зрения правильности исполнения Федерального закона № 40-ФЗ и применения базовых ставок страховых тарифов в рамках полномочий, предоставленных Федеральным законом № 44-ФЗ.


2. Северо-Кавказский округ.
Дело № А32-3964/2017.

Суть дела.
Один из участников запроса котировок округлил размер цены договора не так, как это сделали иные участники. Из-за этого его предложение оказалось на 2 коп. ниже предложений конкурентов, что и позволило ему победить. Иной УЗ обратился в УФАС по Краснодарскому краю с жалобой. Жалоба была признана необоснованной. УЗ обратился в суд, требуя признания решения недействительным. Суды поддержали УЗ.

Обоснование выводов.
Было установлено, что победитель запроса котировок неверно рассчитал размер страховой премии: нужно было определить премию по каждому автомобилю, а затем сложить; он же поступил наоборот, что привело к некорректному округлению.
Суды не смутило, что при проведении запроса котировок в силу закона не имеется такого основания для отклонения заявки, как «некорректная цена» либо «недостоверная цена». В отличие от предыдущего кейса, суды посчитали, что отступление от правил расчета страховой премии должно стать основанием для отклонения заявки.

Суды правильно указали, что округлению подлежат суммы по каждому страховому полису, поскольку исходя из специфики правоотношений ОСАГО, услуги оказываются на основании полиса, выданного конкретному лицу, а страховая премия рассчитывается применительно к каждому страхователю и к каждому транспортному средству с учетом его назначения и прочих, предусмотренных Законом условий (статья 15 Закона о страховании).

Вопрос полномочий УФАС также не повлиял на решение: УЗ действовал неправомерно, следовательно контролер должен был такое действие пресечь.

Соответствующее указание сделано судом с учетом того, что решение управления не соответствует требования Закона о страховании в части оценки правильности определения ООО «МАКС» размера страховой премии и соответственно предлагаемой цены контракта.


3. Восточно-Сибирский округ.
Дело № А33-10289/2017.

Суть дела.
Как и в предыдущем кейсе, УЗ возражал против признания его конкурента победителем запроса котировок. С этой целью он обратился с жалобой в УФАС по Красноярскому краю. Жалоба была признана необоснованной. Участник оспорил решение антимонопольного органа в суд, требовал признания его недействительным. Суды поддержали участника закупки.

Обоснование выводов.
Как и в предыдущем кейсе, суды указали, что, несмотря на формальное отсутствие в законе о КС оснований для отклонения заявки из-за недостоверной, некорректной цены, котировочная заявка все же подлежала отклонению. Иными словами, общий принцип оказался выше формальностей. Отличие лишь в том, что на этот раз участник-победитель неверно рассчитал цену не из-за округления, а из-за некорректного применения коэффициента, что позволило ему сделать более низкое ценовое предложение.

Однако ОАО «АльфаСтрахование» при расчете страховой премии не применило коэффициент страховых тарифов, учитывающий количество лиц, допущенных к управлению транспортным средством (КО), что привело к необоснованному занижению начальной (максимальной) цены контракта.

Антимонопольный орган вновь апеллировал к отсутствию у него полномочий по контролю правильности применения страховщиками указаний ЦБ РФ. Но суды и в этом случае имели иное мнение.

Указание антимонопольного органа на то, что контроль за правильностью расчета страховщиками страховых премий по договорам ОСАГО осуществляет Банк России, являлись предметом исследования в ходе судебного разбирательства и правомерно отклонены апелляционным судом, поскольку в настоящем случае от антимонопольного органа не требовалось осуществления указанного контроля, чтобы проверить соблюдение администрацией (муниципальным заказчиком) требований законодательства о контрактной системе в сфере закупок при определении победителя запроса котировок с учетом изложенных в жалобе общества доводов.


4. Западно-Сибирский округ.
Дело № А45-23607/2016.

ВС отказал в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам.

Суть дела.
Заказчик проводил открытый конкурс, закупая услуги ОСАГО. Заявка одного из участников была признана не соответствующей. Участник обратился с жалобой в УФАС по Новосибирской области, жалоба была признана обоснованной. Заказчик обжаловал решение в суд. Суды двух инстанций поддержали Управление, однако суд округа решение УФАС признал недействительным.

Обоснование выводов.
Весьма интересно основание, по которому была признана несоответствующей заявка участника конкурса: она не содержала расчет предлагаемой цены контракта. Формально в силу закона о КС такой компонент заявки, как обоснование, действительно не предусмотрен. Поэтому нет ничего удивительного в том, что и УФАС, и суды не поддержали комиссию заказчика. Оригинальным видится обоснование позиции суда округа.

Согласно пунктам 17.1.4, 17.2 конкурсной документации заявка на участие в конкурсе должна содержать предложение участника конкурса в отношении объекта закупки, в том числе ценовое предложение. Предложение участника закупки должно содержать расчет цены по формулам в соответствии с Законом об ОСАГО, Указанием № 3384-У.

В силу пункта 2.1 Правил № 431-П страхователь вправе потребовать от страховщика письменный расчет страховой премии, подлежащей уплате. Страховщик обязан представить такой расчет в течение трех рабочих дней со дня получения соответствующего письменного заявления от страхователя.
При этом не указано, что реализация названных прав страхователя и обязанностей страховщика может быть осуществлена лишь при фактическом заключении договора ОСАГО, а не при намерении его заключения по результатам проведения закупки.


Вместе с тем отсутствие у единой комиссии по осуществлению закупок сведений о порядке расчета цены контракта участниками конкурса на этапе рассмотрения их заявок не позволяет достоверно оценить ценовое предложение на предмет его соответствия условиям конкурсной документации и отказать в допуске к участию в конкурсе участнику, рассчитавшему страховую премию с нарушением установленных требований.

Логика, согласитесь, интересная: пусть участник укажет, как он рассчитал цену, ведь он может лгать. Сама по себе проверка достоверности сведений заявки, напомню, является правом комиссии, а не ее обязанностью.
Также суд округа указал, что в силу постановления Правительства РФ от 13.01.2014 № 19 при заключении контракта на предоставление услуг ОСАГО в документации о закупке указываются формула цены и максимальное значение цены контракта и это должно учитываться при формировании заявки.


5. Уральский округ.
Дело № А50-27519/2017.

Суть дела.
Заказчик произвел оценку конкурсных заявок, участник посчитал, что оценка некорректна, по этой причине он упустил победу. Участник обжалован действия в УФАС по Пермскому краю. Жалоба была признана необоснованной. Участник обратился в суд с требованием о взыскании убытков с УФАС и заказчика. Суд округа посчитал, что требование подлежит частичному удовлетворению.

Обоснование выводов.
Возможно, данный кейс прямо не относится к специфике закупок ОСАГО, могли закупаться иные ТРУ. Однако интересно, что принципиально участник может именно так защитить свои права – путем взыскания сумм убытка с недобросовестного заказчика, чья комиссия некорректно оценила заявки.
Частично требования были удовлетворены только потому, что участник неверно оценил размер упущенной выгоды.

Расчет истца судом апелляционной инстанции признан некорректным, поскольку для расчетов истец использует статистику по собственным полисам ОСАГО, которые объективно не отражают специфику рынка в целом и вероятность наступления страховых случаев на данном рынке.

Также интересно, что суд не посчитал возможным взыскивать суммы и с УФАС: формально решение контролера не привело к возникновению убытков.


6. Северо-Западный округ.
Дело № А52-100/2017.

Суть дела.
Заказчик проводил запрос котировок, закупая услуги ОСАГО. И вновь один из участников закупки сделал предложение о цене ниже предложений конкурентов. Один из них обратился в УФАС по Псковской области с жалобой в порядке 135-ФЗ. Контролер посчитал действия победителя актом недобросовестной конкуренции, выдал предупреждение. Участник обжаловал предупреждение в суд. Суды поддержали контролера.

Обоснование выводов.
Важно отметить, что жалоба подавалась не в рамках 44-ФЗ, а в рамках 135-ФЗ. Именно поэтому не возникал вопрос о полномочиях УФАС и формальностях, связанных с проведением запроса котировок. Как кажется, исход дела был предрешен. Участник действительно неверно рассчитал сумму страховой премии из-за ошибки с коэффициентом КБМ:

Как установлено судами и следует из материалов дела, Учреждениерассчитало КБМ исходя из данных АИС РСА по состоянию на 05.10.2016 -момент опубликования извещения о проведении запроса котировок и датуначала подачи заявок на участие в нем.В закупочной документации не содержалось указания на возможностьприменения иных КБМ (на иную дату). Конкурсная документация не былаоспорена ни одним из участников, в том числе Обществом.

Иными словами, КБМ изменился со временем, участник должен был использовать его исходное значение, но сделал по-своему, что и было расценено как нарушение.


7. Северо-Кавказский округ.

Дело № А53-22757/2017.

Суть дела.
Участник победил в открытом конкурсе на закупку услуг ОСАГО, однако в результате поданной другим участником жалобы результаты были отменены Ростовским УФАС. По итогам повторного подведения итогов победителем был признан участник, подававший жалобу. Первый участник остался недоволен развитием событий и пытался взыскать убытки в виде упущенной выгоды с УФАС. Суды не поддержали участника.

Обоснование выводов.
Стоит обратить внимание, что упомянутое решение УФАС было отменено судом, что, вероятно, и стало поводом к взысканию убытков. Участник исходил из логики «ну раз ваше решение отменило выгодный мне результат, то я хочу с вас компенсации понесенного вреда». Кейс в большей степени посвящен именно вопросу взыскания убытков, нежели закупкам. Суды, отказывая участнику, не обнаружили всех необходимых оснований взыскания. Прежде всего, само по себе решение, как было установлено, убытков не причинило, ведь оно всего лишь отменило результаты «первой попытки» выбрать победителя, но не выбрало победителя № 2.


8. Северо-Кавказский округ.
Дело № А53-24353/2016.

Суть дела.
Заказчик проводил открытый конкурс, закупая услуги ОСАГО. Одна из заявок была отклонена, поскольку в ней содержался неверный расчет ценового предложения. Участник обжаловал отклонение заявки в Ростовское УФАС, контролер поддержал участника. Заказчик и иной УЗ обратились в суд, оспаривая решение УФАС. Суд первой инстанции поддержал УФАС, однако апелляция и кассация выразили иное мнение.

Обоснование выводов.
Этот кейс посвящен как раз тому решению Ростовского УФАС, о котором было упомянуто в предыдущем деле.
Суды (инстанции 2 и 3) почитали, что конкурсная заявка подлежит отклонению, если УЗ указал в ней неверный расчет цены контракта. В этом случае вновь имело место некорректное округление цены:

участник, не учитывая требования конкурсной документации, неверно производил округление дробных значений чисел, результатом которого явилось занижение минимально возможного ценового предложения, что является недостоверными сведениями и не соответствует требованиям конкурсной документации, которой предусмотрено, что участник конкурса должен произвести расчет цены контракта (страховой премии) на основании указаний Банка России и сведений, изложенных в Техническом задании.


9. Поволжский округ.
Дело № А55-30694/2017.

Суть дела.
Проводился запрос котировок на оказание услуг ОСАГО. Один из участников закупки предложил цену ниже, чем могла быть рассчитана минимальная страховая премия. Второй УЗ обратился в Самарское УФАС с жалобой в порядке 135-ФЗ. Антимонопольный орган посчитал, что снижение цены ниже минимального уровня – это акт недобросовестной конкуренции, выдал УЗ предупреждение. За неисполнение предупреждения УЗ был привлечен к административной ответственности. Суды поддержали позицию контролёра.

Обоснование выводов.
Вновь УЗ неверно рассчитывает размер ценового предложения из-за ошибок с КБМ, что позволяет ему победить. Как и в одном из примеров выше, фиксируется нарушение законодательства об ОСАГО, сами же действия УЗ правильно квалифицируются как недобросовестная конкуренция.
Отмечено, что УЗ обязаны пользоваться именно теми коэффициентами, которые использовал заказчик при определении НМЦК.

При этом в конкурсной документации ссылки на возможность применения участниками измененных КБМ, а также с использованием автоматизированной системы обязательного страхования, отсутствуют. Из конкурсной документации также не следует, что участники закупки в своих заявках могли указывать значение КБМ, отличные от документации. Конкурсная документация никем из участников не оспорена, с заявлением о разъяснении положений конкурсной документации участники в порядке части 7 статьи 50 Закона о контрактной системе не обращались.


10. Поволжский округ.
Дело № А55-30960/2016.

Суть дела.
Проводился запрос котировок на оказание услуг ОСАГО. Один из участников закупки предложил цену ниже, чем могла быть рассчитана минимальная страховая премия. Второй УЗ обратился в Самарское УФАС с жалобой в порядке 135-ФЗ. Антимонопольный орган посчитал, что снижение цены ниже минимального уровня – это акт недобросовестной конкуренции, выдал УЗ предупреждение. УЗ обжаловал предупреждение в суд. Суды поддержали позицию контролёра.

Обоснование выводов.
Кейс по существу очень близок к предыдущему описанному. Участник также допустил снижение страховой премии ниже минимального уровня, поскольку использовал иной КБМ. Как и прежде, суды отметили, что УЗ скован тем расчетом, который применил заказчик, иные размеры коэффициентов применены быть не могут.
Снижение цены за счет ошибок или подмены коэффициентов – это проявление недобросовестной конкуренции.

Суд кассационной инстанции находит обоснованными выводы судов, что действия САО «ВСК» и ЗАО «МАКС», выразившиеся в применении коэффициентов (КБМ), отличных от коэффициентов заказчика, и предложении цены страховой премии необоснованно заниженной, и, как следствие, получения возможности необоснованных преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности на рынке услуг страхования, содержат признаки недобросовестной конкуренции.


11. Дальневосточный округ.
Дело № А59-2025/2017.

Суть дела.
Был заключен муниципальный контракт на оказание услуг ОСАГО. Прокурор обратился в суд с требованием о признании пункта контракта недействительным. Суды поддержали требования прокурора.

Обоснование выводов.
Кейсом раскрывается интересная особенность контрактов. С одной стороны 44-ФЗ установлены размеры ответственности сторон контрактов. С другой – существуют отдельные виды договоров, регулирование которых может отличаться от общих правил 44-ФЗ. Договор ОСАГО как раз из их числа. Заказчик включил в контракт общие условия об ответственности сторон (тогда они устанавливались постановлением Правительства РФ № 1063, ныне не действующим). Суды поддержали требование прокурора о признании пункта контракта недействительным, поскольку посчитали, что подлежат применению специальные нормы законодательства об ОСАГО, устанавливающие ответственность сторон в большем размере, чем 44-ФЗ.

С учетом изложенного и принимая во внимание содержание спорного пункта 7.5 контракта от 04.04.2017 с учётом положений пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО, судебные инстанции, выявив, что согласованный сторонами размер ответственности страховщика меньше размера, предусмотренного законом, признали такое условие контракта недействительным, что соответствует положениям статей 166, 168, 180 ГК РФ.


12. Уральский округ.
Дело № А60-57191/2017.

Суть дела.
Уже знакомый нам сценарий: двое из семи участников закупки в рамках открытого конкурса предложили цену договора ниже, чем иные УЗ. Их заявки были отклонены. УФАС по Свердловской области почитало отклонение заявок неправомерным, заказчик обратился в суд с требованием признать решение недействительным. Суды поддержали заказчика.

Обоснование выводов.
Суды посчитали, что УЗ не вправе отступать от расчетов, сделанных заказчиком в части коэффициентов. Снижение цены было достигнуто вследствие неверного применения участниками КБМ. Поэтому применение ч. 3.1. ст. 53 44-ФЗ является правомерным.

Страховщики не вправе применять базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, структуру страховых тарифов, не соответствующие требованиям, установленным Банком России в соответствии со статьей 8 настоящего Федерального закона. Установленные в соответствии с настоящим Федеральным законом страховые тарифы обязательны для применения страховщиками в отношении каждого страхователя.


13. Центральный округ.
Дело № А62-1348/2017.

ВС отказал в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам.

Суть дела.
Проводился открытый конкурс, все заявки допущены, выбран победитель, заключен контракт. Один из УЗ посчитал, что его конкурент неправомерно снизил цену договора в нарушение законодательства об ОСАГО, обратился с жалобой. Смоленское УФАС признало жалобу необоснованной. УЗ повторно обратился в УФАС, но уже в рамках 135-ФЗ. Обращение было оставлено без рассмотрения, ибо УЗ не приложил подтверждающих доводы документов. УЗ обратился в суд, требовал признать решение недействительным и отказ недействительным. Суды 1-ой и кассационной инстанций поддержали УФАС.

Обоснование выводов.
Документация о закупке содержала требование о том, что цена в заявке не должна превышать НМЦК. Суд округа посчитал, что комиссия не могла отклонить заявку по иным основаниям, поэтому неверный расчет цены, пусть даже цена занижена, не может быть основанием отклонения. Вопрос о недостоверности ценового предложения и применении ч. 3.1. ст. 53 44-ФЗ не рассматривался. Поэтому по весьма формальным основаниям жалоба была признана необоснованной. В части применения 135-ФЗ было указано, что УЗ действительно не выполнил требования о документальном подтверждении своих доводов.


14. Центральный округ.
Дело № А62-8993/2016.

Суть дела.
Проводился запрос котировок. Все заявки допущены, выбран победитель. Один из УЗ обратился в Смоленское УФАС с жалобой на действия заказчика в части обоснования им НМЦК. По мнению УЗ, заказчик не был вправе пользоваться методом анализа рынка. Жалоба была признана необоснованной, УЗ обратился в суд с требованием признать решение недействительным, суды поддержали УФАС.

Обоснование выводов.
УЗ выбрал интересный путь «нападения» на заказчика: оспаривался выбор метода обоснования НМЦК. УФАС и суды посчитали, что, во-первых, метод анализа рынка приоритетный, поэтому нет преград для его использования, во-вторых, тарифный метод не мог быть применен, в третьих, УФАС не обладает полномочиями по рассмотрению жалоб на правильность расчета НМЦК.
Обратим внимание, что фактически жалоба все-таки была рассмотрена по существу. Кроме того выбор метода и правильность расчета – понятия различные, практика знает примеры того, что контрольный орган рассматривал жалобы на действия заказчиков в части выбора метода, применения коэффициентов при расчете – словом, в части всего того, что не касалось экономики расчетов.


15. Северо-Западный округ.
Дело № А66-10756/2016.

Суть дела.
Проводился открытый конкурс. По мнению одного из участников, комиссия неверно оценила заявку его конкурента по критерию «Квалификация». УЗ обратился в Тверское УФАС с жалобой, жалоба была признана обоснованной. Заказчик не согласился с выводами УФАС и обратился в суд, требуя признать решение недействительным. Суды поддержали УФАС.

Обоснование выводов.
Было установлено, что победитель конкурса не представил в заявке копию одного из документов – свидетельства о присвоении рейтинга. Тем не менее комиссия присвоила заявке рейтинг, ка к если бы свидетельство было представлено. Контролер правомерно рассматривал жалобу, ибо обжаловались не результаты оценки, а применение критериев, что не одно и то же:

УФАС сделало вывод о нарушении комиссией заказчика установленного им же порядка оценки заявок и не перешло к оценке результатов конкурса. Комиссией УФАС не проверялись количество и правомерность присвоения баллов участникам по итогам рассмотрения представленных заявок и документов.

В остальном доводы жалобы нашли свое подтверждение, комиссия заказчика почему-то не воспользовалась порядком оценки, установленным документацией.


16. Восточно-Сибирский округ.
Дело № А78-15608/2016.

Суть дела.
Был заключен муниципальный контракт на оказание услуг ОСАГО. Прокурор обратился в суд с требованием о признании пункта контракта недействительным. Суды поддержали требования прокурора.

Обоснование выводов.
Кейс абсолютно аналогичный тому, что был рассмотрен в п. 11 этой подборки.
Заказчик включил в контракт общие условия об ответственности сторон (тогда они устанавливались постановлением Правительства РФ № 1063, ныне не действующим). Суды поддержали требование прокурора о признании пункта контракта недействительным, поскольку посчитали, что подлежат применению специальные нормы законодательства об ОСАГО, устанавливающие ответственность сторон в большем размере, чем 44-ФЗ.

Добавлено: 2018-09-17 | Просмотров: 304

Теги: 44-ФЗ

Вернуться к списку постов


comments powered by HyperComments

Поиск


Написать мне


События

< ноябрь 2018 >
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Лента


Подпишись

на новости блога


Портал государственных закупок Департамент развития контрактной системы PRO госзаказ МЦФР Центр Деловой Информации, все о госзаказе Нижегородский институт управления Академия бизнеса